100-летний ученый оценил карантин: “В XX веке были времена и пожестче”

Николай Васильевич Следуйте называет себя ровесником комсомола, и не без причины, наша редакция питает особое чувство. “Коммунистический Союз молодежи организовал в 20-м году, и я организовал в 20-м году”, – смеется он. Его жизнь-это время, во всех смыслах этого слова. Николай Васильевич вошел в историю своими собственными руками. Будучи сварщик “от Бога”, аспирант попал в проектной Королевы, и с тех пор всю жизнь создавал “броню” для ракет. И теперь, Николай Васильевич переживает сложный период самоизоляции и считает, что это должен быть договор, спокойно: “были времена хуже”.

Имя, если выиграет известны всем, что имеет отношение к космической отрасли. Долгое время был заведующим кафедры сварки в НИИ-88 (теперь Расходных материалов) и научно-исследовательского института МВ (теперь АО Композит). Николай Васильевич принимал участие в создании ракетно-космической техники первого послевоенного ракеты Р-1 до системы “Энергия-Буран”. Был руководителем проблемных тем, по разработке материалов для корпусов ракет и двигателей, защитных покрытий для космических аппаратов, а также разработка термостойкого материала для головных частей ядерных ракет на основе. Он является автором новых методов сварки, в других и в вакууме.

На те далекие времена, Следуйте всегда вспоминает с удовольствием. Говорит, что все его цели, что он был в состоянии сделать в жизни, даже если на первый взгляд это казалось невозможным. “Здесь нам нужно было, например, стекловолокна, но не обычный, а кварцевый. Как такую создать? Я руководство страны было отправлено в институт подробно описать каким должен быть состав этого материала. Там уже через 3 месяца сделал то, что я просил, вы представляете? Нас всегда было много, много энтузиазма и идей. Сталин всегда работал по вечерам, и министры таким образом, также работали по вечерам. Так вот, в один прекрасный день я зашел в час ночи и взял, А на совещании.

Я как раз занимался разработкой автоматической сварки. Тогда это было новое дело. Я подробно это возможно, что то, что я делаю, и затем были освобождены, и казалось, что никто обо мне и не вспомнит. Тем не менее, каждый раз, когда мой новый шаг в поиске, побед и неудач, мгновенно узнали наверху”.

Помните, Николай Васильевич и пленных немцев, которые принимали участие в строительстве домов в Королеве (тогда Калининграде), и в создании ракеты. “После войны все немецкое принес сюда, – сказал он. – Мы даже работали военнопленные немцы, которые каждый водитель. Королев создал Совет немецких ученых и положил его на Селигере. Все время отчитывались о своей работе, но это не ничего нового и не придумали. Поэтому отправили с Богом обратно в Германию”.

Мы решили спросить Николай Васильевич, если у вас есть в памяти те времена, что мы живем теперь? Автаркия, домашний режим, почти не осаде. Что-то подобное уже переживал, он в начале века?

— Я тебе говорю, честно, были времена и более жесткие. В первые месяцы войны, в частности. Когда было предупреждение, люди должны сидеть дома. Я помню, что нас, студентов, Увеличить, даже рождается от на окна полоски бумаги, для того, что в момент взрыва стекло не треснуло и не ломается. И была еще ночь, дежурить на крышах. Немцы сбрасывали зажигательные бомбы, и надо было как бомба сохранить. Вы увидите, до того с помощью пинцета, и сразу же бросаешь в бочку.

— Вам давали что-то из одежды?

— Настоящей шубы. И теперь люди должны носить намордники.

— Трудно теперь, без знакомства?

— Нет, я выхожу на балкон и пытаюсь представить, что я сижу на скамейке в парке. Знаете, и разница невелика. Я думаю, что если хорошо с этой карантина, будет очень легко переносить.

СПРАВКА “МК”

Если выиграет и его сотрудников за годы работы было создано и испытано множество различных сплавов, предназначенные для производства ракет, многие из них оказались не пригодны, и “близкая”. Например, “отлично”, высокая прочность алюминиевого сплава Д-16, который широко используется в авиации, для корпусов ракет не подходил из-за плохой свариваемости и низкой устойчивостью к коррозии, при взаимодействии с компонентами ракетного топлива. Таким образом, путем проб и ошибок, коллеги, однако, пришли к созданию идеального материала – алюминиево-магниевого сплав АМГ-6, который используется до сих пор. Для изделий ракетной технологии, топливные баки космических кораблей, орбитальных станций, а также для спускаемого аппарата, в котором находился Юрий Гагарин, Министерства, если выиграет подготовлен ряд оригинальных “жертвенных покрытия термостойкие”. Этот материал успешно прошел все испытания на Земле и оправдал себя во время полета Гагарина.

Вам также может понравиться