Берлин Донбассу не помощник: перерыва в войне не будет

Итоги берлинской встречи политических советников лидеров стран Нормандского формата по урегулированию на Донбассе поистине удивительны. Впервые источники в Москве, Киеве и Донецке абсолютно единодушны в описании итогов: «Прорывов не предвидится!».

Фото: dan-news.info.

Переговоры, которые длились около 11 часов, не дали никакого итогового документа, а главным результатом встречи в Берлине стала договоренность более конкретно обсудить на ближайшей встрече Трехсторонней контактной группы в Минске механизмы прекращения огня на Донбассе. Одним словом, согласовали процесс дальнейшего согласования.

На самом Донбассе до новых «механизмов прекращения огня» относятся с большим скепсисом. Дело в том, что в продолжающейся седьмой год войны уже были эпизоды, когда это самое прекращение огня наступало без всяких механизмов, просто по строгим симметричным приказов высшего командования. Фронт молчал – это факт, который далекие дипломаты никакими дымовыми завесами из множества слов о обсуждения «механизмов», для местных не скроют.

Война на Донбассе превратилась в конфликт регулярных подразделений под единым командованием. Больше ни плохо организованных добровольческих батальонов с украинской стороны, с донецкой стороны после гибели Александра Захарченко больше нет на фронте чересполосица из отдельных рот и полков спецназа министерств и ведомств различного подчинения. Потери в нынешней войне – это не случайные пули, а работа высокопрофессиональных снайперских пар, минные постановки крутых диверсионных групп, точный огонь артиллерии большого калибра при тщательном корректировке беспилотниками и такие же точечные пуски управляемых противотанковых ракет, каждая стоимостью в киевскую квартиру.

Стихийностью на линии столкновения на Донбассе не пахнет. Давление на противника с помощью убитых и раненых – единственный механизм при тупике на дипломатическом фронте. Только в июне Украина потеряла четырех солдат убитыми. В ЛДНР потери строго засекречены, но, например, в середине июня под Санджаровкой (это Дебальцевское направление) украинской тяжелой артиллерией накрыло позицию 220, где в одном блиндаже при прямом попадании погибло сразу семь бойцов 1-го Славянского батальона 7-й бригады из числа ветеранов еще 2014-го. Среди погибших было три взводных командира, имена всей семерки и сочувствие публиковал в том числе и их бывший командир Игорь Стрелков. Такие опытные, обстрелянные, мотивированные люди в подразделениях ДНР сейчас на вес золота.

Глава Офиса президента Украины Андрей Ермак назвал встречу в Берлине – еще одним шагом на пути к новой встрече лидеров стран Нормандской четверки. Прошлая была в декабре 2019 в Париже и на ней новый саммит осторожно планировали в Берлине уже в апреле 2020 года. Прорывов в Париже тоже не было, но были конкретные договоренности о прекращении огня и обмене пленными по формуле «всех на всех» до 31 декабря 2019, открытии новых КПВВ, трех новых участках разведение сил и средств на линии соприкосновения, допуск в места лишения свободы наблюдателей Международного Красного Креста, усиление мандата Наблюдательной миссии ОБСЕ…

Что было выполнено? Немного обменялись пленными, малыми порциями, два раза – и все! Подготовлены к обмену и получили «свои» сроки в 14-15 лет еще в августе 2019 года «шпионы СБУ» и украинские военнопленные продолжают сидеть в ожидании обмена в 30-й колонии строгого режима в Макеевке. Около 40 лиц, подтвержденных и вроде уже согласованных, тогда не попали в декабрьский обмен.

Наблюдатели Красного Креста в места лишения свободы ДНР и ЛНВ так и не попали, патрули ОБСЕ три месяца из-за эпидемии COVID-19 вообще не пускали через КПВВ ДНР. Для трех новых участков разведения не удалось согласовать даже места, намечалось какое-то понимание вокруг села Гнутово под Мариуполем, но до утверждения хотя бы одного участка для развода войск дело так и не дошло.

Открытия новых КПВВ в поселках Счастье и Золотое обсуждался, но пропускные пункты строить в том же Счастье еще и не начинали. А открытие в Луганской области первого автомобильного КПВВ «Золотое» – это решение еще осенью 2016 года. Построенный тогда украинцами блокпост со всех сторон уже зарос травой и молодым кустарником, дорога к нему сама «убитая» на подконтрольной Украине части Луганской области.

Наоборот блокпоста, со стороны ЛНВ, еще не убрали противотанковые мины. А их в этих местах демонстративно выкладывают рядком на асфальте – намек понятен для белых джипов ОБСЕ с первого раза.

Прекращение огня на Донбассе не произошло даже на Рождество и Пасху! О чем говорить лидерам стран в Берлине? Прекращение огня, участки для разведения и допуск наблюдателей – скорее красноречивые жесты, за которыми пока ничего нет. Россия по-прежнему требует начала прямого диалога Киева и самопровозглашенных республик по согласованию изменений в украинскую Конституцию в части особого статуса отдельных районов Донбасса. Официальный Киев определился, что никаких изменений в Конституции быть не должно, а прямых переговоров с властями непризнанных республик не будет: новые законы о выборах, амнистии, статус территорий готовы начать обсуждать только с «представителями ОРДЛО» и ввели в свою делегацию первую четверку таких представителей из числа переселенцев, которые выехали из Донецка и Луганска в 2014 году. Граждане России, с точки зрения официального Киева, не могут быть такими представителями «отдельных районов» – здесь надо понимать, что в органах власти ДНР и ЛНВ практически все уже имеют гражданство РФ.

Идеологом модернизации Минских соглашений в таком ключе в Киеве стал вице-премьер правительства и министр по вопросам временно оккупированных территорий и перемещенных лиц Алексей Резников. Он возглавлял делегацию в Берлине, а вовсе не глава Офиса президента Украины Андрей Ермак, который весь последний год о чем-то упорно договаривался с заместителем главы руководителя Администрации президента России Дмитрием Козаком.

«Разработка механизма режима прекращения огня» – это такой эвфемизм, типа театральной фразой: «О чем говорить, когда не о чем говорить!» – тихим произношением которой массовка на сцене забивает паузы и изображает во время спектакля «шум обсуждения». В войне на Донбассе пока тупик.

Вам также может понравиться