Картина Айвазовского ушла с аукциона почти за три миллиона долларов

Традиционной Русской недели” в этом году проводится в Интернете по понятным причинам. Игроки арт-рынка, интегрируются в новую реальность, как могут: не поднимают цены, расширяют переговоров в месяцы или, даже, доводят до лучших времен. Несмотря на все трудности, динамика для продажи в “Русской недели” все же произошло: на Sotheby’s с молотка ушла работа Ивана Айвазовского “Неаполитанский залив” за £2,3 млн ($2,9 млн) с в два раза превышение уважение. Можно ли рассматривать это как единичный успех индикатором устойчивости на рынке искусства? Какое значение картины в целом – для мировых и российских аукционных домов?

фото: en.wikipedia.org

Из 144 лотов Sotheby’s выставил на аукцион русского искусства, на самом деле, только одну партию, и был оценен более чем в миллион. Это два метра ткани не пью хедлайнером всего национального рынка искусства Ивана Айвазовского “залив” на верхней панели уважение £1,2 млн.

Работа выполняется на немецком встречи, предки, семьи, которые ранее занимались торговлей в России, то и купили краску. Есть действия, а не история: в 2008 году ушла с молотка на аукционе Коллер в Цюрихе за 2 миллиона швейцарских франков.

В общем, нет ничего удивительного в том, что такая вещь сделала “Русской недели”. Нельзя сказать, что новый владелец переплатил, наоборот. Однако, глядя на Новости о продаже свободные руки, можно невольно подумать, что пульс рынка художественных бьется в том же темпе. Но не.

Если мы посмотрим на остальные результаты аукциона Sotheby’s, который, кстати, тянулся с 26 мая по 2 июня, что не так ярко. Много лотов в сегменте дороже $100 тысяч – и это только около десятка – так и остались непроданными. Над шасси оказался сегменте $5 – 30 тыс.

– Именно в сегменте недорогих было сделано немало выгодных покупок, – говорит “МК” эксперт в области инвестиций в искусство, специалист, русский аукцион ArtSale.info Владимир Богданов. – Но, справедливости ради, в этом сегменте хорошо покупают на аукционах в России. И, в некоторых случаях, ты знаешь, цены были те же, и ниже московских.

Другой Аукционный дом MacDougall’s так же показал несколько результатов. Имейте в виду, что он первым вышел в “Русской недели”, и выпустила линии торгов с 30 апреля по 16 мая. Тем не менее, что-то пошло не так… Хозяйка дома Екатерина Макдугалл сказал, что такие операции не проводились по техническим причинам.

Новый аукцион MacDougall’s провел по старинке – в один день, 30 мая. Подвержены, в основном, графики и малого и среднего бизнеса, работы с маслом. Тем не менее, просматривать сайт было довольно сложно. Самым дорогим лотом в итоге превратился в живописной картины Константина Коровина “Le Port de Nice” (1922) и среднего размера (60,5 81 см) была продана за £175,5 тыс. ($216 тыс.). Всего шесть лотов ушли дороже £100 тысяч, большинство вещей, продан за £500 – 5000.

Являются ли результаты этой неудачи? Вероятнее всего, нет. Ситуация диктует новые правила, где до акционеров был выбор – лечь на дно, как это сделал аукционе Bonhams, который оставил торгов в ноябре, или рискнуть вписаться, пытаться что-то делать. MacDougall’s и Sotheby’s были проверены и получили результат, соответствующий действительности. В очереди Christie’s, который начинается в российских торгов, на следующее утро подведет итоги трех недель.

– Ну, риск – благородное дело”, – отметил Владимир Богданов. –Да, в жизни не дал традиционные аукционы, на выбор. Или голые онлайн: без светской части, без живого просмотра, без шоу в зале. Или не могут выполнять никакой, а на самом деле, занять позицию в пользу более быстрых конкурентов. Так что те, кто решились – молодцы. Специфичность-это. Торговой сети, снижают шансы на эмоциональные (и, можно сказать, “да я знаю”) покупки. Покупатели имеют гораздо больше времени, чтобы решить. Так что вряд ли можно ожидать от сумасшедших скачков напряжения дорогой и что-то необъяснимое дорогих покупок. Онлайн-покупателей традиционно решают прагматические задачи: они укрепляют коллекции, делают выгодные покупки.

И что мы имеем? Мировой рынок, как и все, что движется, показывает, что он не сломал вирус и карантин: пациент скорее жив, чем мертв. Национальный просторах и то же? Ответ “да”.

Галереи и ярмарки, ситуация сильно ударило, но аукционы, особенно те, которые работали в основном в Интернете, продолжают свою деятельность. И самый востребованный сегмент-это те же – экономические. Кроме того, вырос исключительно онлайн-продаж через специализированные группы в социальных сетях. “Шар и Крест”, “Соль и Перец”, “Арт базар” – вот некоторые примеры виртуальные платформы, где сами художники могут выставить свои рабочие места в небольших количествах. Для многих из них это спасение в период простоя. То есть, работа художников, которые работают, а вот выводить на рынок свои творения на выставках и в галереях, теперь проблема. Кажется, как могут.

Пока вирус гуляет и парализует экономику, трудно предсказать, что ждет нас “за поворотом”. Хотя очевидно, что кризис уже здесь.

– Когда стало известно, что власти закроют производят меньше, появилось два предположения. Первая – люди от скуки станут более купить искусство в Интернет и в Интернет-коммерции от искусства, мы начнем испытывать бум, – отмечает Богданов. – Второй был наоборот – люди начинают экономить на всем и следовать до остановки продаж. Два месяца “самоизоляции” показали, что обе гипотезы не верны. Было бы ошибкой полагать, что люди станут больше покупать дорого живое искусство, от скуки, или просто это дело. Круг систематически покупающих коллекционеров в России очень узкий. Это не тысячи и даже не сотни людей. На самом деле, наш внутренний рынок искусства является до сих пор основной рынок продаж. И жить, как и везде, коллекционеры покупают, только если есть интересная тема и по хорошей цене. И будут покупать, несмотря на все административные барьеры. В частности, даже в период высокой я не хотел, в марте-апреле мы наблюдали два случая, когда люди начали собирать замечательную коллекцию с идеей создания музеев в своих регионах. Это позволяет: в этот кризис, начали появляться вещи, музеев, значение хорошим ценам.

Кризис кризисом, а законы в арт-рынок остается тем же: если это будет хорошая вещь музейного уровня по адекватной цене, его покупают, нет, так нет. Это касается как нашего внутреннего рынка искусства, так и мирового. Многие аукционные дома уже давно работают только в формате и должна была быть сильной, чтобы изменить систему взаимодействия с коллекционеров.

– Мы все его аукционы, первоначально заключенный в web, – сказал Владимир Богданов. – Таким образом, резкое изменение, что, по сути, не почувствовали. Да, когда началась неопределенность с введением пропускного режима, мы тоже экстренно пришлось изменить ряд бизнес-процессов, сбор еженедельных каталогов немного “впрок”. Но, в конце концов, как делали каждую неделю аукционе, мы так и делаем. Спад продаж в марте-апреле нас не произошла, даже, добавлены с помощью предложения работы высокого уровня. Но взрывной рост из-за самоизоляции не будет. И в том, что запреты и холодильник с движением не пошел никому на пользу, это очевидно. И в том, что запреты и холодильник с движением не пошло никому на пользу – это очевидно. Прогноз развития ситуации? На позитивной волне на национальном рынке искусства можно ожидать, что только с изменением экономического курса. Дискуссия по этой теме в курсе. Глядишь, что-нибудь изменится. В целом, ситуацию спасает, что ряд серьезных системы коллекционеры продолжают покупать, не ждать очередных светлых времен. Они пользуются благоприятной ценовой ситуации “здесь и сейчас”. И, молодцы, правильно делают.

Вам также может понравиться