Лукашенко назвал Путину условие более глубокой интеграции с Россией

Президент Белоруссии зачастил в Россию. Не успел закончиться последний визит Лукашенко прилетал на парад Победы, – как объявлено о нижеследующем: Владимир Путин пригласил Александра Григорьевича принять участие в церемонии открытия Ржевского мемориала Советскому солдату (запланирована на 30 июня). Но понятно, что речь на встрече двух президентов пойдет не столько об истории, сколько о будущем.

фото: kremlin.ru

Во время последнего приезда разговор, похоже, не вышел. Пресс-секретаря российского президента пришлось даже опровергать слухи о спешном отлете Лукашенко домой: нет, все, мол, было чинно-благородно – на приеме в Кремле президент Белоруссии присутствовал. Но даже если так, с этого пира Александр Григорьевич явно вернулся несолоно хлебавши.

Иначе не продлил бы горькие сетования на темные зарубежные силы, которые мешают ему провести честные президентские выборы. Причем силы в том числе – а, точнее, прежде всего – российские. “Ясно, что за ними (оппонентами нынешней белорусской власти. – А. В.) кукловоды стоят, – заявил Лукашенко. – Они и с одной, и с другой стороны: и в Польше живут, и из России подбрасывают. Мы об этом с президентом Путиным поговорим в ближайшее время при встрече, но эта ситуация очень сложная.

Применяются самые современные фальшивые технологии, идет вмешательство из-за границы в наши выборы, внутренние дела… Но мы не ядерная держава. Мы не можем взять ядерную боеголовку, махать и кричать, или говорить о гиперзвуковом оружие, мы вам ответим. Мы обычная среднеевропейская страна, миролюбивая, нацелена на спокойную жизнь. И кому-то угрожать в связи с этим мы просто не можем”.

Теперь уже Дмитрию Пескову не пришлось защищать Лукашенко, а защищаться от него: “Российская Федерация никогда не вмешивалась, не вмешивается и не собирается вмешиваться в чьи электоральные процессы, тем больше в электоральные процессы, которые проходят в нашего союзника Белоруссии… Наверное, какие аргументы должна предоставлять обвиняющая сторона”.

В общем, Лукашенко и Путина будет о чем поговорить. И есть основания полагать, что на этот раз разговор склеится и получится достаточно плодотворным. По данным осведомленных источников, “клиент” вполне “созрел”. Или, если говорить языком дипломатии, согласен на более глубокую форму интеграции в рамках Союзного государства. В обмен на – и тут уже к черту дипломатию – фактическую узурпацию власти.

По-другому происходит сегодня в Белоруссию охарактеризовать сложно. Два наиболее популярных и перспективных оппозиционных выдвиженца – банкир Бабарико и блогер Тихановский – сидят в тюрьме. Другие один за другим снимаются с выборов. По стране проходят многочисленные акции протеста – “акции солидарности”. Кое-где дело доходит до стычек с милицией и ОМОНом.

Последний писк белорусской моды – принты в виде надписей “Стоп таракан!” (понятно, о ком речь) и “Саша три процента” – именно такой рейтинг по версии оппозиционных активистов, сегодня у Лукашенко. Нормальной предвыборной социологии в стране нет, но даже самые осторожные эксперты признают, что шансы нынешнего президента удержаться у власти – при условии честных выборов, естественно, – мягко говоря, не стопроцентны.

Ну а если Москва решит списать Лукашенко со счетов, полностью лишит поддержки, эти шансы вообще стремятся к нулю. Причем даже в случае нечестных выборов.

Поговаривают, кстати, в Кремле не без удовольствия наблюдают за проблемами, с которыми сегодня сталкивается белорусский президент. Пока трудно сказать, в какой степени справедливы упреки Лукашенко относительно “руки Москвы”. Доказательств, как справедливо отмечает Песков, нет, но понятно, что дело это достаточно интимное – со свечкой мало кто стоял. Очевидно, однако, что в минском майдане а-ля майдан киевский Кремль сегодня не заинтересован.

В некотором вразумления капризного партнера – видимо, так. Но не в его свержение. Последний вариант – уравнение со слишком большим количеством неизвестных. Вероятность того, что постлукашенковский политический процесс удастся удержать под контролем, что он пойдет в нужном Москве направлении, не так чтобы сильно большая. Гораздо проще иметь дело с подраненным, умерившим амбиции Лукашенко.

Можно довольно точно предсказать, о чем именно пойдет речь в предстоящей беседе национальных лидеров. Разумеется, о последней, 31-й дорожной карте интеграции, по которой так и не удалось договориться в конце прошлого года. По словам самого Лукашенко, “это план строительства наднациональных органов Союзного государства. – А. В.) – парламент, возможно, президент будет и прочее”.

Правда, Александр Григорьевич уверял, что “на эту тему” они с Путиным “договорились не говорить”. Но тут же (интервью Алексею Венедиктову, 24 декабря 2019 года) признался, что ему была предложена должность в парламенте”. Что его до крайности возмутило: “Даже если меня осудят и в наручниках туда посадят – этого не будет!.. Из многих причин, начиная от личностных качеств моих и заканчивая политикой моей… Я не могу отойти от этой политики,… чтобы еще посидеть где-то там, в Москве или на обочине, в Подмосковье… Первое независимое суверенное государство в истории… Я его построил со своими коллегами… Как, создав свое дитя, я его могу предать?!”

Слова белорусского президента подтверждают и информация независимых источников: предполагалось, что Лукашенко займет пост председателя парламента Союзного государства. Кому была уготована роль президента – догадаться нетрудно. По мнению информированных собеседников обозревателя “МК”, это был кремлевский план “А” решения проблемы транзита власти. Котором в январе был дан отбой – вследствие упрямства “родители” и, возможно, каких-то других обстоятельств.

Но план никак не похерен. Сейчас он приобретает в чем-то даже более самостоятельное значение.

Не решены, как кажется, два вопроса. Во-первых, размер отступного Лукашенко за сговорчивость – его статус в Союзном государстве. Именно с этой позиции, похоже, идет основной торг. Во-вторых – гарантии того, что он не включит, как обычно, заднюю, после того как перестанет клевать жареный петух.

Впрочем, насчет последнего, пожалуй, можно особо не беспокоиться. Птица несчастья не улетит от Александра Григорьевича, даже если он триумфально победит на выборах. После такой кампании “отца” превратится даже не в хромую утку, а в обездвиженное насекомое. Не будем уточнять, какое конкретно.



Вам также может понравиться