Новую попытку заморозить денежные переводы объяснили борьбой с мошенниками

Ассоциация банков России подготовила законопроект, призванный предотвратить кражу средств со счетов клиентов. Во-первых, АБР предлагает замораживать на 25 дней полученные потенциальные мошенниками денежные переводы. Во-вторых, позволить передавать персональные данные аферистов их жертвам, чтобы те могли обратиться с ними в суд. По словам опрошенных «МК» экспертов, внешне выглядит как блага, но, если присмотреться к деталям, практически нереализуемое. Сразу возникает целый ворох принципиальных вопросов технического и правового свойства, на которые нет вразумительного ответа.

фото: Наталья Мущинкина

По информации ЦБ, банки возвращают плату только каждый седьмой потерянный рубль – 15% от украденной суммы. В июне глава Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что 70% мошеннических операций проводится по методу социальной инженерии. То есть, человек сам виноват: в телефонном разговоре с неизвестным «сотрудником службы безопасности банка» сболтнул лишнего, выдал реквизиты карты, пин-код или еще что-то. По закону, если клиент сам скомпрометировал свои данные, кредитная организация не обязана его выручать, предпринимать какие-то шаги по возврату средств. Здравый ум и твердая память – лишь отягчающее обстоятельство.

Действующее законодательство в сфере борьбы с мошенничеством устарело, поскольку в последние годы финансовые транзакции резко ускорились, отмечает АБР. Соответственно, Ассоциация предлагает узаконить возможность банков блокировать на 25 дней средства получателя в случае поступления уведомления об обжаловании такого перевода. Также АБР выступает за передачу плательщику персональных данных получателя, в частности, ФИО и адреса места жительства. Без этого подача искового заявления в суд невозможна, говорится в тексте законопроекта.

Между тем, персональные данные, которые теоретически будут передаваться жертве мошенника, является банковской тайной. По сути, АБР предлагает прописать в законе положения, что позволяет при определенных обстоятельствах эту тайну раскрывать. Вообще, передача реквизитов одного лица к другому без согласия первого – дело нешуточное. И сама возможность этого видится как «ящик Пандоры», как благодатное поле для различных манипуляций и злоупотреблений.

Если лицо заявляет себя потерпевшим – достаточно ли этого для начала расследования? Этим вопросом задается президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)» Эльман Мехтиев. По его словам, необходимо четко прописать механизм доказательства со стороны «жертвы мошенников». Если мы пойдем путем внесудебного раскрытия банковской тайны на одном только на основании искового заявления, где гарантии, что не будет сделана роковая ошибка? Кстати, напоминает Мехтиев, противодействовать финансовым мошенникам «по долгу службы и за счет наших налогов» обязаны не банки, а правоохранительные органы. Однако банкам ничего другого не остается, как самим этим заниматься. Мы прекрасно знаем, куда ведут дороги, вымощенные благими намерениями.

Желание защитить людей от мошеннических действий понятно, но инициативу реализовать будет сложно, считает партнер, исполнительный директор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Антон Бабенко. По его словам, нужно будет внести изменения в ряд законов – о национальной платежной системе, о банках и банковской деятельности, а также в некоторые правила и инструкции. В частности, требуется корректировка положения о банковской тайне. Кроме того, не вполне ясно, поможет ли эта инициатива фактически возвращать деньги. Ведь злоумышленники практически всегда используют счета и карты, оформленные на чужое имя, а средства сразу после зачисления обналичиваются или переводятся на другие счета.

Никто не даст вам стопроцентную гарантию, что получатель ваших денег нечистый на руку. Это абсолютная утопия, говорит главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев. И где критерии, недоумевает эксперт, с которым вы будете определять, с кем имеете дело – аферистом или добродетельным человеком? А если это мошенник, то откуда взять его персональные данные, если он умеет прекрасно мимикрировать и прятаться? И еще вопрос: как быть, если вам понадобилось осуществить срочный перевод, а транзакцию заблокировали на 25 дней? Ответы на эти вопросы банковский законопроект, увы, не дает, констатирует собеседник «МК».

Вам также может понравиться