О предсмертном разговоре с Анатолием Трушкиным рассказал Аркадий Инин

Замечательный писатель и сценарист, сатирик Анатолий Трушкин скончался от коронавируса. О последних днях его друг и коллега говорил Аркадий Инин – он все время, в связи с Тосканы, который в последний разговор, был уверен, что все худшее позади.

фото: Владимир Чистяков

Когда температура поднимается, Анатолий Трушкин, пытаясь излечиться от дома. 9 мая попала в больницу. Он был подключен к искусственной вентиляции легких. Казалось, чудо. Его сняли с аппаратного дыхания, перевели в терапию. Но состояние снова ухудшилось. 9 июня у Анатолия Алексеевича остановилось сердце. Ему было 78 лет.

xxx

— Я до сих пор потрясен, я в шоке”, – говорит писатель, драматург, актер, публицист Аркадий Инин. Жена толи, Наташа назвал 9 мая, когда только везли в больницу. Мне сказали, что у меня в той же 52-ой больнице была женой моего внука, аллергии и выписалась.

Затем, все время был с Очереди в связи. Я уверен, что он, хорошо, он находится в отдельной палате, есть врачи. Затем его телефон стал недоступен. Через врачей я узнал, что он находится на аппарате искусственной вентиляции легких.

И через три недели случилось чудо, мы все Opal дух Толя ответил на Звонок и сказал: “Все меня достали! Сняли с диска. Правда, я еще очень слаб, ходить не могу”. И еще раз заверил, что имеет отличные условия, рядом медицинских препаратов.

Следующие три дня я не мог с ним связаться, телефон Толи снова не был доступен. Я решил, что я попадаю в тот момент, когда ему ставят капельницу, или Толя спит. У меня и мысли не было, что опять попал в реанимацию. Когда мы с ним разговаривали, он, конечно, был слабый голос, но Толя был полон уверенности, что его спасли, что худшее позади. И сегодня пришло известие, что наш дорогой, возлюбленный, Толи не был. Какой он был чудесный человек!

— Вы были дружны с ним, как минимум, 50 лет?

— Да, начиная с 1963 года, мы параллельно с ним шли на дело рядом. Толя был редактором в популярной юмористической передачи “Кабачок 13 стульев”. Я написал там, промежуточных, таких, как Толя. С тех пор мы с ним постоянно встречались на различных мероприятиях, концерты, юбилеи, ставки. У нас было заведено, что я ему на юбилей написал какой-то розыгрыш, и он передо мной. Последний раз Толя поздравил меня с 80-летием. Не изменил традиции, он писал замечательно, поздравляю.

Теперь многие из тех, кто знал Анатолия, спросите его. Я даю голову на отсечение, что ни один человек не может сказать о нем что-то плохое. То, что писатель или художник, очень талантливый, в искусстве на высоте, но это сложно по своей природе, его сопровождают конфликты, ссоры, раздоры. И Толя был красивый, талантливый писатель, и совершенно не конфликта, человек очень добр и расположен к людям.

От него никто не слышал каких-back, что, как правило, отравляют артистов. Он всегда был со своими Боракай, очень сосредоточены. Толя был довольно популярным писателем. Он всегда были популярны типов, таких узнаваемых и любимых. Не зря, так как многие его монологи читал со сцены, замечательный актер и телеведущий Михаил Евдокимов.

— Вы с ним имели много ездить по стране и упал в какие-то изменения?

— Мы с ним, в самом деле, многие ходили на концерты. Один раз застрял в снегу на Камчатке. Дома были полны снега с крыши, он никогда не видел. Выяснилось, календарь будущих мероприятий. Но Толя светлости. Он никогда не раздражался.

Мы с ним ролик и то, что мы призваны “книготорговцами”. Изготовить наши книги с забавными историями. И, когда закончился концерт, мы с ним, как они молились, сидели в фойе и продавал свои книги, вкладывая в них автографы. При этом, ревностно, вещи друг другу, сравнивали, кто стоит в длинной очереди. Но это мы не о том.

Я не могу до конца осознать, что больше не увижу Такого. На груди — он любит боль. Все произошло так внезапно. Мы считаем, что это плохое и случится. Что земля вам будет пухом.

xxx

— Мы все сейчас скорбим. Анатолий Трушкин был очень хорошим литератором, очень хороший автор, говорит, в свою очередь, пианист, композитор, актер и телеведущий Левон а в этом. — И когда это был великий человек, большой умница, хороший характер. Он всегда слушал, в конце каждого разговора. Никто никогда не ссорился. Был приветлив, очень внимателен ко всем. Он всегда помнил, как зовут жену и детей своего собеседника. И это был настоящий, искренний интерес.

У Анатолия была вкладка. Он говорил со сцены свои произведения, не меняя серьезного выражения лица. Даже, если палата повар в хохоте, он оставался таким же выражением лица. Его выступления всегда были яркими. И в жизни Анатолий был очень скромный человек, даже если он что-то стесняется.

Я помню, что однажды был свидетелем интересного случая. В Доме литераторов проходил вечер сатиры и юмора. Там был уголок, где собирались все художники. Подошли к ним, говоря: “я сейчас”, “я хочу поговорить”. Все спешили, пытались протиснуться вперед.

И здесь выяснилось, что в серьезные уже нет времени. Все присутствующие здесь услышали они мягкий голос Толи: “Ну, хорошо, я пойду в следующий раз”. Все поняли, что он не вмешался, хотя был очень яркий номер. Но лезть вперед, активных коллег, он не мог.

Много комиков были благодарны за уборку номера, потому что без текстов Анатолия не было бы их самих. Компенсировать эту потерю, конечно, не может. Не будет уже второй Тоскане.

Вам также может понравиться