Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

Не история делает человека, а человек в истории. И истории из жизни всегда является личным. Уходит изо дня в день, больших и маленьких событий, от использования мелочи и привычки важных мероприятий, совещаний и решений,… в годовщину его отец Иван Глазунов, который сегодня продолжает свою работу и является главой Академии живописи, шел и архитектуры, выбрал специально для “МК” фотографии семейного архива и рассказал о каждой из них. Перед вами известные и малоизвестные страницы из жизни Илья Глазунов — его личная история, это часть истории, рассказанная сыну.

Илья Глазунов в старой Москве. 1977.

Илья Глазунов с мамой. Ленинград. 1933.

Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

Эта фотография-лучшее, что осталось от небольшой ним если мать после его смерти в блокадном Ленинграде. Фотографии и эмалевая табличка с номером квартиры, в которой провел детство и в котором погибли все его близкие: бабушка, отец, потом мать… Здесь, он вернулся после эвакуации на Большую землю и уже не нашел могилы своих родственников. Белизна квартира, Volvo кладбище в общих могилах… И мне теперь хранится его главное украшение: коробка с письмами к матери, которое он написал в деревне, в эвакуации. В своих первых письмах она ответила: “…Единственное, что я хочу, к тебе. Не бойся за меня… пишите мне, сколько вы можете, – это счастье”. Он написал, но она уже не было среди живых. Написал в мертвый дом. Это то, что он пронес с собой через всю жизнь, и не могла детей боли расстаться. Эта фотография стояла у него на столе рядом с иконами.

Нина Виноградова-Бенуа и Ильи Глазунова в Ростов великий. 1959 (1).

Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

Отец часто говорил себе, что это Москва сделала русский. Из Москвы, стал его новым домом, ездил по городу Ростов великий, Параллельна-не выходит без, Владимир. Он вернулся в свою мастерскую, с впечатлений, вдохновленный красотой Старинной России, в то же время, подавленное разрухой и повышения в советские времена, древних городов. Я думаю, что эти чувства в большой степени, и на свет в нем характер человека, который умеет отстаивать то, что ему нравилось, и он посвятил и свое творчество, и все свои силы. С ним всегда была его муза, моя нежная и талантливая мать и много ваших друзей, всех тех, кого он знал, вдохновлять и заражать любовью к Родине, ее истории и культуре. Сегодня, мы вспоминаем его, и у меня столько благодарных слов в его адрес, в его памяти…

Лидер правых русских-Кристо и писатель Василий Шульгин в дом Ильи Глазунова. Москва.

Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

Странное ощущение, когда события 17 лет, которые выглядят на нас как на старых, которые оживают, когда ты видишь живых свидетелей тех лет.

Василий Шульгин, который, в частности, отказ Николая II на станции Дно, иногда, и даже жил некоторое время в нашем доме. Эта фотография была сделана в нашей небольшой кухни.

У отца особый интерес и с трепетом всегда относился к людям, которые были живыми свидетелями и участниками важных для России исторических событий, ищут истину, правду, все, что неизвестно, не женятся… В те годы, как люди могут до сих пор найти и многое узнать, без цензуры из первых рук.

В общении с Обычно были быстрый графический портрет, много звонков и вопрос, на который вы не ответили: почему он, монархист и идеолог Белого движения, он был когда отказ короля…

Илья Глазунов работы в Никарагуа, во время войны. 1983.

Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

В своей книге отец прекрасно написал о своей поездке в Никарагуа. В то время я был много творчески работал и учился в художественной школе скептически подростка. Но меня действительно поразило невероятное количество графических и живописных произведений, сделанные его отцом на пути в джунглях, на спекуляциях, на вершинах и в окопах (в то время в Никарагуа, гражданская война), его живость, остроту и ее неиссякаемая энергия. Это и был для меня настоящим уроком на вопрос: “Чему научил вас отец?” По возвращении в Москву, в “Шереметьево” к дому подъехал “Икарус”, упакованы в фанерные ящики произведений и военных трофеев: маски с черными Христос и Мадонна, нож огромного крокодила и два лицу с зелеными попугаями, в путь через потому что это мой картон в тюрьме. И меня очень тронуло, что среди портретов никарагуанских повстанцев, потомки плантаторов, и звезды фольклора, латино, между чертежи окопов и людей с автоматами Калашникова они смотрят на меня и четыре глаза птиц, привезенных для нас с сестрой порадовать и удивить.

Сергей Михалков и Илья Глазунов в мастерской художника. Москва. 1973.

Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

Я знаю, что сегодня, в свой юбилей, первое, что сделал мой отец (и так делал всегда), — позвонил с утра Сергей Владимирович мой расчет, который был всю жизнь благодарен за то, что в самые трудные минуты своей жизни чувствовал его поддержку и защиту. Я представил их друг, отец, ученик, Андерсон Кончаловский после первой выставки отца в CDI. Мой расчет то понравилась и работа, и гордость природы и, возможно, неизвестных обязательств. Она и ее мать были бедными, они уселись на шкаф 2×2 и за кухней в коммунальной квартире с друзьями. Там и вина, генеральный секретарь Союза писателей СССР, автор Гимна СССР, Герой Глухая, познакомиться и спросить: “как же ты живешь, где работаешь…” Отец был так поражен, что не будет отвечать, – сказала мама: “кто борется, работает грузчиком и на работу в хорошее. Говорят, что номер дадут, как хостел”. Почему Сергей так полно моих родителей, я точно не знаю. Но я думаю, что он, как человек проницательный, почувствовал в них что-то настоящее, живое. Благодаря ему, вы даже получили собственное жилье, где он родился, а потом я. В нашей семье вызывают у меня всегда благодарны за помощь и поддержку. Состояние дел, когда стало опасно, когда хотели лишить гражданства за антисоветские высказывания, обязательства царской России, по идеи монархии и в связи с эмиграцией. Никогда отец не скрывал никогда своих идей не отказался, и Сергей почти заменил ему отца, поверив в молодого художника и становится его другом на всю жизнь. И я помню, Сергей Владимирович всю свою жизнь, с моих ранних лет и вплоть до своей смерти. Он очень часто бывал в нашем доме.

Очередь на выставку художника в Парке. 1978.

Опубликованы уникальные фото из семейного альбома Ильи Глазунова

Илья Сергеевич, как и любой художник, в ожидании ответа от народа, был чувствителен и полностью лишен всех видов профессионального PR-поддержку. Очереди, стоя в кругу, вокруг своей первой выставке в Москве, школа верховой езды, было для него полной неожиданностью. Западная пресса назвала это явление “удар в спину социалистической”. Люди ждали ответов на вопросы эстетики и истории времени. Здесь произошло что-то, что было невозможно вычислить заранее. То, что, видимо, не досмотрел ЦК обратного отделом идеологии и пропаганды, то ты этого и ждал свежего воздуха в эпоху застоя. Люди приходили к образам Достоевского, новый взгляд художника на русскую историю, образ современников… Все это сложилось в один большой портрет эпохи и в живописи, и в зрителя. Вы можете сейчас сказать, что прошел гигантский перформанс под стенами Московского Кремля.

Вам также может понравиться