Пандемия стала лакмусовой бумагой для российской элиты

Мой студенческий друг Владимир Чесноков рассказывал, как в середине 90-х оказался в группе поддержки будущего депутата Госдумы в глубинке. Перед въездом в небольшой провинциальный городок колонна «Гелендвагенов» остановилась на обочине. Холеный кандидат сбросил с себя кашемировое пальто, итальянский брендовый костюм, туфли из кожи питона и тут же в салоне авто переоделся в другую, заранее припасенный гардероб — стеганую фуфайку, штаны-камуфляж, треух мышиного цвета и кирзовые сапоги. Мол, так ближе к корням и духовным скрепам.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем instagram

Он стал депутатом, десятки лет был на разных высоких должностях. Особых лавров, правда, не получил, но все еще в руководящей обойме — продолжает тянуть непосильную ношу «слуги народа». От духовной же его скрепы осталась только круглая и толстая… репа.

В этой истории нет вымысла, иносказания или клеветы на светлый образ народного радетеля. Наоборот, не называю его имени лишь потому, что хочу пощадить нервы простодушных людей, которые отдали свое время симпатии постоялом политического гастролеру. Наши депутаты, кандидаты, сенаторы, чиновники лишь по необходимости и на короткое время спускаются на землю «проявляя заботу о простом человеке. Чтобы потом на личном самолете улететь на свои виллы и яхты, где в тишине хлопает моря легче сбросить стресс от встречи с чужой для них «глубинкой», стереть из памяти неприятные общей картины заброшенности и нищеты.

Социальный разрыв между властью и народом существовал у нас всегда: что при Иване Грозном, что при Николае II, что при Сталине и далее по списку. Ни царям, ни императорам, ни для большевистских или демократических вождей благополучия простого человека, признаем честно, не было приоритетным. Государство и его интересы — все, а человек — почти ничто! Однако сегодняшнее расслоение в стране, гигантское богатство одних и беспросветная нищета других, даже на таком историческом фоне выглядят кричаще.

Так называемая российская элита даже не представляет, как обстоят дела за пределами двух столиц. Как выживают миллионы граждан маленьких городков и поселков — сама смиренная часть страны, жители той самой провинции, глубинки, о которой якобы заботятся элиты.

На деле все они «страшно далеки от народа», как отмечал еще Ленин, намекая на то, что большевики будут гораздо ближе, когда придут к власти. Потому что они сами выходцы из гущи народной.

Но и Владимир Ильич, став хозяином Кремля, не стал менять историческим традициям, вселившись вдвоем с женой в 11-комнатную квартиру в Сенатском дворце, с двумя лифтами и летней террасой для отдыха и прогулок.

Словом, не важно, какой на дворе век, — все происходит примерно по одному сценарию. Новые элиты прорываются к власти под лозунгами защиты интересов народа, а потом изолируются от простого человека и его забот, чтобы сосредоточить свое внимание на решении более масштабных задач. Так они постепенно отрываются от реальности, перестают понимать жизнь обычных граждан.

И если кто-то скажет, что так происходит с высокими чинами по всему миру, то я не соглашусь. Не так давно английская премьер Борис Джонсон приехал в обычный магазин эмигрантского района Лондона за рулем… велосипеда. Узнав его, люди подходили, чтобы поздороваться за руку и сделать селфи. Закончив общение, Джонсон отцепил замок от рамы, сел на свой бицикл и поехал в буржуйский Пикадилли.

Представить себе в такой же роли российского коллегу Джонсона — хоть нынешнего, хоть любого из прошлых — лично я не могу, хоть тресни! Хотя сделай кто-то из них такую прогулку среди уличной толпы, с прокатом на велике и западом за хлебом в магазин, наверняка мог бы узнать много нового и интересного о жизни людей, причем из первых уст. Смотри, это знание помогло бы в подготовке каких-то важных государственных решений…

Идеологии или системы меняются, а природа власти — никогда! И большинство сегодняшних проблем — следствие той самой оторванности и раскола. Отсюда не совсем адекватное реагирование власти на многие внутренние события, вызовы и ожидания.

Может, так бы все и продолжалось, если бы не внезапная пандемия, свалилась как снег на голову, обнажив весь драматизм и глубину российских проблем.

Будем справедливы, власть оперативно приняла нужные и важные меры для защиты населения. За короткий срок перепрофилировали больницы и клиники в центры борьбы с коронавирусом, обеспечили защитными средствами, благодаря чему удалось избежать массовых потерь. А появление Владимира Путина в Коммунарке, общение со специалистами медцентра и поддержка врачей стали едва ли не бальзамом на душу — значит, не все так плохо!

Однако миллионы обычных граждан, оказавшись в изоляции, наедине со своим испугом, страхами, фобиями, пережили тотальный стресс, от которого вряд ли быстро и без последствий избавятся. Появились новые и незнакомые слова: сатурация, вирулентность, альвеола, от которых зависит жизнь их близких. В буквальном смысле. Пандемия вызвала в сознании людей тектонические сдвиги и психологические травмы. Кажется, такого смятения и абсолютного непонимания, что же делать, как спастись, не было у людей ни разу, возможно, даже в годы Великой Отечественной, где враг был страшный, но понятный и зримый. Особенно трудно пришлось летнем контингента, который изначально определили в безнадежную «группу риска».

Депутаты, министры, главы регионов, территорий откровенно манкировали волнением людей. Им нечего было сказать или просто не считали нужным — это же не избирательная кампания! Тем более мчаться куда-то, тратить деньги и рисковать здоровьем. Гораздо безопаснее выскочить на пару-тройку дней в провинцию на «Гелендвагенах», бросив в багажник фуфайку с ушанкой и кирзачами для соблазнения электората.

Не увидели мы и должной поддержки бизнес-сообщества. Ни один олигарх не был замечен в волонтерских акциях или финансовую поддержку больниц. Никто из них не побежал снимать деньги со счетов на помощь нуждающимся.

Каждый раз убеждаемся, что не стоит ждать мужских, так и просто гуманных, человеческих поступков от наших завсегдатаев «форбс». Хотя именно они десятки лет черпают миллиарды долларов в тех самых обманутых глубинках, загаживая природу на сотни километров, через что население постепенно вымирает.

Не услышали мы голоса представителей официальной медицины, чьи слова помогли бы людям успокоиться. В результате психоз достигал таких высот, что даже врачи отказывались выйти на смену целыми коллективами. И понять их можно, ибо рисковать здоровьем и жизнью близких и родных за копейки мало кто захочет.

Пандемия и все события, связанные с ней, вызвали лишь недовольство и недоверие к власти. Когда полвека назад московский художник Алексей Кокорекин, который вернулся из Индии, заболел черной оспой, то все население Москвы (6 млн человек) в течение 19 дней полностью было вакцинировано. И никто не вякнул, зачем и для чего их прививают! Потому что были уверены на сто процентов — все делается для их здоровья и блага.

Возгорание удалось локализовать, погибло всего три человека. Так советская медицина справилась с тиф, чуму, туберкулез, оспу, полиомиелит и другими эпидемиями с помощью собственных вакцин.

Сегодня один намек на необходимость прививок вызывает в большинстве тревогу и протест. Возможно, страхи преувеличены и не имеют под собой почвы. Но люди уже никому не верят. Очень часто их обманывали и продолжают обманывать.

По-другому они работать не умеют. Может, и хотели бы, но не знают как!



Вам также может понравиться