После мин «Северному потоку – 2» предрекли новые проблемы

Дания дала разрешение на использование в своих территориальных водах российских трубоукладочных судов с якорями для достройки газопровода «Северный поток — 2». Запрет был связан с риском задеть неразорвавшиеся со времен Второй мировой войны мины и боеприпасы на дне Балтики. И хотя важнейшее разрешение получено, различных «мин» – к счастью, не боевые, а политических, юридических и технических, на которых он может подорваться, – осталось еще немало.

Фото: nord-stream2.com

Датское энергетическое агентство (ДЭА) принял решение об изменении условий использования трубоукладочных судов с якорным позиционированием в своих территориальных водах к юго-востоку от острова Борнхольм на дне Балтийского моря. Речь идет о достройке газопровода «Северный поток — 2» (СП-2) из России в Германию, на участке, контролируемом Данией. Запрет был связан с тем, что в этом районе в принципе не рекомендуются траления, якорные стоянки и любые донные работы – из-за риска задеть похоронены там мины и боеприпасы с химическими веществами. Решение датского регулятора означает, что компания-оператор Nord Stream 2 AG сумела доказать безопасность своих работ для водных ресурсов и окружающей среды в целом.

Напомним, остановка в реализации проекта была связана с тем, что в конце декабря 2019 года из-за санкций США швейцарская компания Allseas остановила работы по строительству газопровода и отвела свои судна. Они были оборудованы приборами динамического позиционирования. Тогда глава «Газпрома» Алексей Миллер заявлял, что трубопровод, проложенный на 93%, будет достроен своими силами. Сегодня очевидно, что эти «силы»: якорная баржа «Фортуна» и трубоукладчик «Академик Черский», которым предстоит проложить 120 км трубопровода на территории Дании. Сейчас оба судна находятся в порту Мукран, где находится логистическая база Nord Stream 2.

Впрочем, как отмечают эксперты, оба судна имеют недостатки, которые затрудняют их использование. Так, «Академик Черский», по имеющейся информации, не оснащен оборудованием для сварки труб того же диаметра, что в «СП-2». А «Фортуна» малопригодна для укладки глубоководных участков и не оснащена системой динамического позиционирования.

Только техническими аспектами проблемы СП-2 не исчерпываются. Гораздо более важные вызовы – политические и юридические. Дело в том, что если Россия завершит строительство, то в отношении «Газпрома» автоматически будут введены одобренные в декабре прошлого года американские санкции, об этом заявил сенатор от штата Техас Тед Круз. По его словам, американское правительство одобрил ограничительные меры против российского газопровода, и, если трубоукладчик «Академик Черский» достроит нить, то президент США Дональд Трамп будет обязан включить санкции.

Палки в колеса газопровода успел вставить и немецкий регулятор – Федеральное сетевое агентство. Оно отказало Nord Stream 2 AG в выведении проекта «СП – 2» из-под правил Газовой директивы Евросоюза. Это означает, что после завершения строительства трубы «Газпром» сможет использовать только 50% ее мощностей. На остальное могут претендовать альтернативные поставщики газа, никак не связанные с российской компанией.

Кроме того, разрешение, выданное Данией, можно обжаловать в срок до 3 августа, и не исключено, что многочисленные противники СП-2, например, Польши или Украины, этой возможностью воспользуются.

Тем не менее, Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, убежден в том, что теперь, после положительного решения ДЕА, «Северный поток-2» непременно будет достроен. По его мнению, сроки начала работ зависит уже не от судебных инстанций, а от того, решит ли «Газпром» использовать одновременно два судна. «Сейчас осталось проложить около 130 км газопровода: один участок длиной 46 км, другой – около 80 км. Логично «Черского» поставить на длинный участок, так как он может укладывать трубы почти в два раза быстрее – со скоростью 1,5-2 км в сутки. «Фортуна» – примерно 1 км в сутки. Таким образом, суда могут почти одновременно закончить работы», – объясняет аналитик.

По подсчетам Юшкова, при самых благоприятных условиях строительство может быть завершено за два месяца. «Но это в идеале. Все равно судам нужно будет останавливаться, принимать трубы, погода может быть неблагоприятна. Так что реально получится месяца три, может чуть больше», – уточнил он. Впрочем, считает эксперт, у «Газпрома» нет экономической необходимости спешить с завершением проекта, так сейчас наблюдается крайне низкий спрос на газ в Европе – из-за экономического спада в результате пандемии и из-за теплой зимы.

Вам также может понравиться