Премьера оперы Владимира Дашкевича прошла по удаленке

Премьера оперы в условиях самоизоляции – как это возможно? Композитор Владимир Решил доказал, что это возможно и как. Не, не был арендовать концертный зал, это не толпа слушателей, не большого оркестра и солистов. Он же – Владимир Решил и его рояль. А с другой стороны, группа студентов, которые собрались возле компьютера, чтобы увидеть, как это “Жить по лжи”.

фото: Кадр из видео

Владимир Решил – первая версия оперы “Жизнь не по лжи”

“Откуда выросла Corner – никто не ведал, не думал, не знал

В свободной стране ты жил и вырос, вдруг в электронный концлагерь попал…”.

Этими способностями слова, как и некоторые другие тексты оперы, написанные композитором. В либретто также используются тексты на. Солженицын, Ю. Ким, Г. М. раньше была и даже M s Лермонтова.

Полной голос автора, который в одном лице и директор оркестра, оркестра и сопрано и меццо-сопрано и бас, и даже детский высокий, буквально через пять минут, перестает отождествлять себя с личностью композитора. Мы начинаем погружаться в удивительную историю, главный герой – 8-летний мальчик (во втором акте растет, и он уже 20). Ребенок осознает, что вокруг него полная ложь. И он задает простой вопрос: почему ложь, отдает приказы в этом мире? Почему все в мире подчиняется ей? Истории более актуальна: написано много лет назад, статья Александра Солженицына “Жить по лжи”, которая легла в основу оперы, приобрела сегодня новый смысл – синтеза и страшно.

Сидя перед компьютером, слушая ломается голос Говорил, понимая, что сегодня мы живем, буквально, выполняя приказы, смысл которых не ясен, не имея возможности отделить фейк от реальности, буквально утопая в потоках информации, что она ничего не стоит, что, как никогда не видел прежде на всю ложь нашего мира.

Ложь в опере имеет очень конкретный человек, не лишенный обаяния. На mezzo-племяннице матч только в начале заметил, и большой. Затем он начинает вести сладкие речи врача. Правда, его музыка проникнута акцент тюрьмы очень трудно – но ведь в России эта музыка давно стала мейнстримом. Особенно выразительно звучит “Настоящая песня о Лжи”. Парадокс, но это Ложь есть, что сказать правду, потому что Правда же в своих изречениях невероятно ленивый, и они не знают.

“Люди лучше Лжи сегодня лгут. Демократия и Республика, истины в них, как в отверстие с резьбой, покупают у вас и продают. Голосуют все без даты о вас, а о смертной казни со своими веревками людей, все безропотно придут” поет Ложь в его “реальные песни”.

Сюжет развивается, как и положено в сказке или притче. Коварная Ложь рвет украл ее ожерелье, состоящее из нитей времени. Он пытается разрушить время. Эта метафора вызывает в памяти фрагмент из монолога Гамлета: “Сломал дней связующая нить! Как мне обрывки их соединить?” (перевод b. Пастернак). Осознать опасность ломает время – не только философской задачи, но и практическое: потеря ориентации во времени сигнала безумия. Мир, в котором нет связи времен, это сумасшедший мир.

Кульминацией становится духовной, поединок Лжи и Парень, в котором Ложь, пытается, вероятно, объяснить необходимость лжи, и Парень говорит что-то одно: сознание, что позволяет выделить однозначно плохо, что хорошо. Здесь читает музыкальная и поэтическая рифма с “Прощание с песней” из цикла “Прощание с Санкт-Петербурга” Глинка: в отличие от неверия и отчаяния солиста положительный, утверждающему добро, хор. Но в отличие от песни Глинки, его гармоничное ощущение мира, в этом диалоге, власть явно не на стороне добра.

“Мы будем жить по лжи!” – провозглашает хор. А в сочетании с очень красивый, классический, построенный музыка, в которой удивительным образом, синтезированы принципы Венской классики, барокко и русского симфонизма, это крик звучит как искреннее и даже отчаянный призыв к людям, которые признали, что приближается катастрофа.

Опера заканчивается песня о любви. И это не банальность, а не “общим местом”. Это Правда, что только может существовать в организме человека – в стихах поэта, в звуки чудесной музыки, в сознании, что на самом деле безошибочно отделяет хорошее от плохого. Если она есть, конечно.

Опера закончилась. Мы об этом автора. Он там, в квартире – наклоняется. Мы гордимся тем, что он, как цветы виртуально. И мы просим сказать несколько слов в качестве комментариев.

– Вашего героя зовут Володя. – Это вы?

– Для меня это сочинение очень личное. Это история нескольких поколений, которые находятся в Польше в ужас и катастрофа. В течение многих лет я искал причину: почему это происходит? Почему все живут в страхе и не имеют душевных сил, чтобы противопоставить что-то власти, денег, – все эти формы лжи. Вы sears жизни человека и лишают чувства любви и истины, которые не существуют одно без другого.

– Правда в том, что почти в Словении.

– Потому, что слово истины среди людей. Истина как категория только хранит. Но произнести люди.

– Опера ” заканчиваются слова, и музыка, в которых есть надежда, что человечество придет в себя.

– Мой герой, в конце концов обращается к зрителям. Он говорит, что пока не встречала людей, которые живут не по лжи. Может быть, за вами…

В опере есть цитата из Пушкина: “К чему стадам дары свободы? Должно резать или стричь. Наследство из рода в роды ярмо с мы пойдем да Бич”.

Не хотят, чтобы отнести к себе эти строки, написанные поэтом почти 200 лет назад, в 1823 году.

Вам также может понравиться