Театр Вахтангова небывало закрыл сезон

Театр имени Евгения Вахтангова закрыл 99 сезон так, как никогда раньше не делал. В закрытом театре — без стульев, без зрителей, в отсутствие украшений. Но с громом, Литвы, ударами судьбы и Лос-Анджелес, в галерее.

Фото: пресс-служба театра

Как правило, закрытие сезона Активного ждет вся Москва: – это единственный столичный театр, который в последний день сезона выходил прямо на сцене, на улице. Старый Арбат радовался вместе с любимыми артистами, которые пели, читали стихи, танцевали под оркестр. И ни один элемент не мог избежать, что редкий Союз общественности с маршалами звоните мне. Проливной дождь, холод, который обычно охватывает Москву в начале лета, эту записку заболевания. И тогда, невидимый, жалкий вирус оказался Всемогущий: театр был закрыт, публика кинулась.

И тем не менее, с 99 попрощались театральный сезон в чем вопрос. Не обошлось здесь без мистики — в конце концов, две девятки заставляют. Ставка на линию действий, тех авторов, которые выступили директор Владимир Вифлееме, а также операторы — Валерий Мясников и Павел ты останешься, длилось 17 минут. Истинное кинематографическое удовольствие с монтажом в прямом эфире из театра (запись не в дом) и онлайн-включений. Первый включается, как и положено, клянусь, более или менее, в марте так лучше на хуторе в Литве. Он же закончится онлайн-прощание с публикой.

— Играть нужно небо, а не для публики или партнера, — сказал он без акцента, что, по-видимому, основан на разработке. И сразу добавил: — смотрите, что у меня отросла борода!

Зрители убеждаются: твердый. Но поскольку мы находимся в боль-семейный исторический зал, но без стульев. Лоджий лесов. В луче света стоит актер в черном фраке и… медицинской маски.

Снова туда, где море огней,

Снова там играю мой.

Светит прожектор, фанфары гремят,

Публика ждет, будь смелей, акробат!

Со смертью игры…

О COVID-19? И Кальман, кажется, проклят! Несмотря на средства защиты, на стихотворение это не трудно выяснить, главный актер театра Виктора Болезненным, заканчивающего знаменитой арии обновляет фраза: “Всегда быть в маске — судьба моя”. К нему присоединяются два других исполнителя Артур Смит и Эльдар у нас, тем не менее, между ними на полу с лентой строго или брюнетка безопасное расстояние. Когда, двенадцать, арии, трио хочет кусок мела, где верхняя часть будет касаться упреждающий сигнал. Ну Охранники не появляется и не спрашивает Франко актеры паспортов…

Дальше № 2 — генеральный директор Активным Юрий Твои, как всегда, с трудным подходом к Драма.

А тут и директор Кирилл КРОК не выводят в эфир: он, как и подобает хороший директор, всегда на своем месте. Но не в своем кабинете, и в верхней части, в белый костюм. Сидя в деревянные перекрытия потолка (не директор, и дом какой-то), Croc отчет, что НЕ успели сделать до конца сезона. Не успели выпустить две премьеры — “один в шляпе” и “Ромул великий”, а также посмотреть превью “Маленьких трагедий” Пушкина в постановке более или менее, с Людмилой здесь больше в главной роли. Не играли 356 спектаклей в Москве в марте–апреле–мае–июне. Не съездили на гастроли в Могилев, Нижний Новгород, Самара, Калининград, Ригу, Таллин, Мадрид, Новосибирск, Псков, Сеул, Шанхай, Сиань, Пекин, Воронеж, Пермь.

Но есть в этом карантине подробнее и позитивной информации: по словам Крока, Вт все играли 735 шоу, прошли 61 экскурсия по театру, выпущен 9 “премьер”, съездили на гастроли в Баку, Париже (два раза), Франкфурт-на-Майне, Мюльхайм-АН-дер-Рур, Ганновер, Тара, Витебск, Стамбул, Вильнюс, Рязань, Нур-Султан, Екатеринбург (два раза), Тамбов. И даже подготовлен проект и согласовали установку памятника к 100-летию театра (который пройдет в ноябре 2021) перед фасадом на Арбат и дали старт проекту Дом-музей Вахтангова во Владикавказе, который будет продолжаться и после окончания карантина.

И снова луч выхватывает трио на сцене.

Артур. Спокойно! Сцена находится в состоянии покоя.

Эльдар. От кого?

Артур. Нас. Вот отдохнет — и мы отдохнем, ты мне как еще может работать.

Так как у Чехова в последнем акте пьесы “Дядя Ваня”: “Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах!” Грустно то, по словам Антона Павловича, Пикассо его даже в позапрошлом веке, и в другой раз. Однако, как и на нас, загибающихся без работы жесткого карантина…

Интонация меняется Юрия Голосов в его втором включении: “Ребята, давайте грустить не надо!”

Одновременно услышан, и картина меняется радикально: “Плакать не надо” поют персонажи, различные шоу — я Думаю, “Царя Эдипа”, Cloud и Черный “Карьера”, Татьяна Ларина с сестрой Ольги из “Онегина”.

Грустить не надо, пройдет пора разлуки,

Снова мы с тобой встретимся.

Нас ждет награда за все былые муки,

Мы снова в своей родной стране, мы возвращаемся домой.

Режиссер командует: “Ну, что стоите: закрытие, закрытие сезона!”

И вот уже финал в стиле духоподъемных картин Григория Александрова: бутылка Маша Волкова, точно так же, как Любовь Орлова в фильме “Светлый путь”, с гордо поднятой головой в лекарство от и с флагом с надписью “Ватикана” ходит по подвалу, включая трубы и строительных материалов. К ней присоединяется Ольга Лерман — точно “нет преград на море и на земле…”

Пафос строителей калия общества воскреснет снова более или менее:

— Я всех вас возлюбил много. Я скучаю. Иди ко мне. Мы здесь, в Бильярд поиграем…

Вам также может понравиться