Уроки дедушки Геббельса: в Общественной палате созрела идея министерства госпропаганды

Идея, высказанная членом Общественной палаты России Артемом Кирьяновым, слишком свежая и грандиозный, чтобы передавать ее косвенной речью. Поэтому вот она, прямая речь, омрачена: «Нам нужна контрпропаганда… Но как-то так сложилось, видимо, тяжелое наследие советского прошлого давит на нас, — что ни один государственный орган у нас за это не отвечает… Нам совершенно точно нужно министерство пропаганды Российской Федерации».

Заявление прозвучало на организованном ОП «круглом столе «Общероссийский голосования: фейки как инструмент манипулирования общественным мнением». На западе, как следует уже из названия, речь шла о фактах ложного, по мнению общественных деятелей, освещение прошлого плебисцита. Но если другие участники ограничились горькими сетованиями, констатацией проблемы, то Кирьянов предложил конкретный путь решения.

Многие из коллег и единомышленников первооткрывателя наверняка скажут, что это и у них крутилось на языке. Что идея буквально витала в воздухе. Но это нисколько не умаляет кирьяновского приоритета. Яблоки вон тоже многим падают на голову, однако честь открытия закона всемирного тяготения по праву принадлежит Ньютону.

Сегодня дело пропаганды, надо признать, поставлена у нас из рук вон плохо. Нет, самих госпропагандистов пруд пруди. На всех федеральных телеканалах и всех причитающихся власти и ее состоятельным поклонникам печатных, сетевых, других СМИ. Но в их деятельности, к сожалению, не видно твердого организующего начала.

Есть мастера пропаганды, которые по примеру сановника из пьесы Шварца не боятся бросить власти в лицо слова правды: «Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!» Но есть и такие, которые начинают крутить, крутить, изворачиваться: мол, «не величайший из королей, а всего лишь выдающийся, да и только».

Короче говоря, актуальность вопроса очевидна. Позволим себе, однако, мягко попенять господину Кирьянову на не вполне точную историческую аналогию: в советские времена единого государственного органа, ответственного за госпропаганду, тоже не было. Правда, эту задачу взял на себя партийный аппарат. Но вряд ли кто-то может сказать, что он с ней блестяще справился. Судя по популярности анекдота про замену обещанного коммунизма на олимпиаду, вера в светлое будущее иссякла в масс самое позднее к 1980-го.

Куда более точный аналог — имперское министерство народного просвещения и пропаганды, существовавшего в Германии в 1933-1945 годах. «Создание министерства я вижу революционный поступок правительства, так как новое правительство не намерено предоставить народ самому себе», — заявил бессменный глава госструктуры Йозеф Геббельс на своей первой после назначения пресс-конференции.

И министерство не подвело: народ не был предоставлен сам себе» вплоть до самых последних дней Третьего рейха. Информационное окормление было настолько эффективным, что даже в окруженном советскими войсками Берлине многие продолжали верить в скорую победу Германии.

Звездным же часом геббельсовской структуры можно считать «разоблачения фейков» о том, что нацисты повсеместно истребляют евреев. В качестве опровержения был создан документальный фильм «Фюрер дарит евреям город» (1944 год) — о счастливой и сытой жизни заключенных концлагеря Терезиенштадт.

Создатели фильма, тоже заключенные, и вся массовка вскоре после съемок, разумеется, были отправлены в газовые камеры Освенцима. Но об их судьбе стало известно уже после окончания войны и, соответственно, расформирования министерства. В общем, сделано было на совесть.

Современным госпропагандистам еще учиться и учиться у дедушки Геббельса. Хотя лучше, конечно, не афишировать эти уроки. Время нынче сложное, могут неправильно понять. Из этих же соображений стоит, наверное, подумать и о другом названии для министерства. Чтобы избежать нежелательных ассоциаций.

Можно же найти ничуть не хуже. Поскольку новый госорган, который по мнению автора идеи, займется разоблачением ложной информации и распространением правдивой, то логично назвать его министерством правды. Кому придет в голову доверять учреждении с такой замечательной вывеской?

Впрочем, какие-то отщепенцы, наверное, все-таки найдутся. Оруэлл, скажут, «1984» и все такое. И попадут в ловушку. «1984» — это же стопроцентный фейк! Не было такого, нет и быть не может. Тем же, кто станет утверждать обратное, Старший Брат покажет кузькину мать и меры наказания, предусмотренные статьей 207.1. УК РФ — «Публичное распространение заведомо ложной информации».

Вам также может понравиться