В России сожгли тираж эротической книги, а в Канаде ее переиздали

Впервые в истории современной России был сожжен весь тираж книги – сборник эротические романы, написанные наших современных писателей. Остатки экземпляр книги, который продолжается и в университете Калифорнии, как раз на полке “Banned in RUSSIAN”, что означает “Запрещено в России”. На этой неделе книга была переиздана, но за границей, в Канаде. Почему в России стали попадать под запрет, книг и насколько является уникальным в этой истории – наш разговор с одним из авторов действующей Конституции, профессор ГУ-ВШЭ, доктор юридических наук Илья Говорите.

Илья Говорите. Фото: hse.ru

– Илья г., это первый случай сожжения книг на “костер инквизиции” в современной России?

– Первой. Но я боюсь, что не последнее. Создан прецедент, который угрожает нашей литературы.

Я был свидетелем этой истории с самого начала меня привлекли в качестве эксперта в области Конституционного права).

Так что, пять лет назад, в начале 2015 года, сборник эротические романы была выпущена в России, и должен поступить в продажу. Руководители издательства, принимая во внимание требования закона: экземпляры Japan в полиэтилен, с надписью, возрастной отметки 18. Однако, дальше случилось самое неожиданное. Книжных магазинах (работников), понимая, что-то о его содержании, требовали гарантий. Адвокаты издательства, оставляя в стороне причину, стена читал Роман и вынесли вердикт: может быть проблема.

Первый: есть несколько подробных описаний половых актов. Во-вторых: на нескольких романов использоваться ненормативная лексика, и в один из них (Володя Florence) герои буквально на ней лежали. Ну, и обложку книги Чоко.

Последовал скандал. Часть тиража в себе магазины, а потом забрали обратно и жесток в хранилище. И часть там и оставался. Большая горка RUSSIAN книги. Пролежал год или полтора. Издательство сделал еще пару попыток предложить свои покупки. Но все они были в ужасе от новых законов. После нескольких месяцев колебаний сделали: и все экземпляры (без нескольких авторских) сожгли во дворе склада. Так. Все это выглядит Браво, но факт.

– И столкнулся обложки книги?

– На обложке использовано фото обнаженной (назад) манекен женский и девушки, которая его обнимает. Фото Сергея Шитьем. Отличная работа! Элегантный, ходили в. По мнению цензоров, возврата должны быть трусами, как минимум.

Комментарии автор-составитель сборника, член Союза российских писателей, литературной критике Натальи Краже: “Авторы романов и писателей, лауреатов Нобелевской, таких как, например, Валерия Пробка, Татьяна Сегодня, Вадим Подними, Андрей Бычков, Мария Похмелье, недавно исчез, талантливый писатель Иван Зорин и другие.

Я намеренно состоявшая проза выдержать его. Эта книга прошла Reset, и никто не вызвал Changes страхи. Ровно наоборот. Затем так называемых ” борцов за нравственность редакционное AD испуганы текст Денис Жителей “Джеймс”, где присутствует тема палку в любви android.

Также паника чиновников литературы вызвали довольно забавные рассказы Владимира Florence. Детский сад, в самом деле! Но не сочли порнографией, выключить свет… После запрета книг, некоторые руководители издательства потихоньку “частичное в руки” уцелевшие экземпляры. Самое забавное, даже в макулатуру, книги не допустил – вероятно, снова и снова страх “что не получилось”. И вдруг кто-то утащит возмущение, читать, буддист и будет любить так, как ему нравится! Грех-это то, что. Все это было б смешно, кто не так грустно. И в целом, наверное, что-то розыгрышей идти под нож, обработки, переработки бумаги, если долго не продаются, к сожалению: да, это практика… лучше поделись, только не уничтожает книги! Но этот министр решения, как с коллекцией любви-романы эротические, еще не было. Ее прямо в печь. Чтобы все у взрослых. Хорошо, должно быть, горела девушка.

– Какие законы нарушает книгу?

– По мнению юристов, издательства, закон против пропаганды отношения не традиционные и нормы закона о средствах массовой информации ” о запрещении нецензурной лексики. Но, на мое твердое мнение авторов и составителей сборника никак нельзя обвинять в пропаганде секса, а не традиционные среди несовершеннолетних. Во-первых, потому, что книга предназначалась к продаже лицам, достигшим совершеннолетия. Что я вижу, как это, и символ на обложке “18+”. По закону, этот сигнал запрещает распространение информационной продукции среди несовершеннолетних.

Кроме того, речь шла о коллекции произведений искусства. Согласно этому закону (“О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”), ограничение не распространяется на изделия, которые имеют художественную или иную культурную ценность.

Также необходимо помнить, что коллекция романов не является СМИ, и на него не распространяются нормы закона о СМИ. В частности, о получите словарный запас. Если автор считает, что, возможно, это как понимать свою историю, намерения – это его дело. Государство должно гарантировать свободу литературного творчества, как и любого другого творчества. Эта свобода и гарантированным Конституцией. Но в жизни, как мы видим, об этом иногда забывают.

Пять лет спустя, канадский издатель заинтересовался историей. Он написал авторам, получил согласие, и решил вернуться к публикации книги. Книгу “Я в Лиссабоне. Не” вышел в свет неделю назад, до: небольшой тираж, но это будет зависеть от каталога спроса. Состав авторов-это почти то же самое, кроме некоторых исключений. Например, не Яна Леона Вишневского, он не ответил на предложение принять участие в книге. И пресловутый Пять его Росси (о енот-голова, очень весело) все, ушел в отставку.

Писатель Иван Зорин, к сожалению, недавно умер довольно молодой и известный писатель. Если удается добраться до чтения книги, что, прежде чем рынок не разрешено в 2015 году? Как и все датчики honda можно избежать с помощью современных технологий. Но… знаю, сколько это будет эффективно. Заказы на книгу уже достигают редактор Алекс ЛГУ Израиля, Германии, Канады, США. Но что более важно – российском рынке. И еще важно, чтобы как можно больше людей, заинтересованных в литературе, знали эту историю, чтобы понять, что наша, как бы это сказать… идеология “государственного консерватизма” оказывает в литературе, в литературной жизни, – Почему же все-таки произошло в России? То, что это может быть опасно? – Я думаю, что свою роль сыграла атмосфера запретов и ограничений. Это у нас только в советское время. Мы говорим “состояние”, но каждый раз, когда решение принимают два-три должностных лица, обычные люди, часто не слишком прочитавших в жизни, часто клонировано природы. Но у них есть свои вкусы, и получают возможность навязывать их другим. Для этих людей, которые сейчас, к сожалению, является достаточно благоприятным. Издательства и магазины просто боятся. Для нас, мы хотим, чтобы России вновь эмигрировали писатели, которые пишут “не так”, как кто-то привык? Или, может быть, снова запрещать произведения Бунина, Набокова? Или Эдуарда Лимонова? Да, есть люди, которые готовы запретить все. Не, на мой взгляд, должны задавать тон в нашей жизни. Можно ли считать, что это произошло в результате цензуры? Официально нет. Поскольку решение принимало само издательство. Но, косвенно, датчики запреты, конечно, сказались и его пагубную роль продолжают играть. Как сокровище офиса как такового у нас нет, тем не менее, работают и другие механизмы, которые выполняют те же функции. Да, как ни крути, но мы все еще находимся в которое обжигает в какой-либо конституционное право, в данном случае свободу творчества, литературного творчества. И мы, по сути, является страной, где родились авторы “Темные аллеи” и “Лолита”. Хотя, да, надо признать, вышли эти книги, что в принципе у нас нет.

Вам также может понравиться